На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

dachivod.ru

5 подписчиков

Гонзаго.Великий архитектор античного времени

гонзаго
Творец Павловского парка первоначально не был ни архитектором, ни садоводом, но, как всякий итальянец времени барокко, свободно владел техникой всех отделов искусства и оставил две весьма ценные книги по теории художественного зодчества. Гонзаго был родом из Венеции, учился, главным образом, в Милане у братьев Галлиари, последователей Бибиены.

От них он приобрел знание сложнейшей театральной перспективы, легкость и эффектность сочинения, но стремление их к показной воздушности, достигавшейся бледностью колорита, не удовлетворяло Гонзаго. В картинах Каналетто он увидел нужную насыщенность тонов и ввел ее в декоративную живопись. Однако еще более важным для него было овладение «солнечным освещением» («пленэром»), что впоследствии захватило и увлекло Венецианова.

 

Гонзаго был вызван в Россию князем Юсуповым, для которого он работал в Архангельском и, вероятно, участвовал в устройстве тамошнего парка, о чем уже говорилось ранее. Уже при Павле I Гонзаго состоял при петроградских Императорских театрах. Работы было бесконечно много, больше, чем в Италии, потому что спектакли не прерывались в течение целого года. Развитие таланта шло очень быстро, потому что восторженные отзывы современников не прекращались. В 1814 и 1815 гг. он выполнил колоссальные декорации, поставленные на открытом воздухе за Розовым павильоном, служившие предметом общего восхищения и сильно повлиявшие на Венецианова. Вместе с тем Гонзаго переходил из области декоративного искусства в область зодчества.

 

 

Он участвовал в конкурсе на проект Казанского собора, в украшении Москвы во время перевезения тела императора Александра I, а под конец жизни даже и в Дирекции театров заведовал больше перестройками, чем писанием декораций. Архитектурой, по-видимому, интересовался еще в Италии, так как в одной из его книг имеется очень удачный отзыв о туринской Суперге. Проект собора, находящийся в библиотеке Института путей сообщения, показывает попытки перейти к русским приемам в том виде, как это сказалось у Ринальди и у Камерона, который, вероятно, давал указания Гонзаго при сочинении этого проекта.

 

Совершеннейшим архитектурным произведением Гонзаго является храм Амура на острове Любви, устроенный как отзвук храма Амура в Шантийи, но по архитектуре замысел Гонзаго совершенно самостоятелен, так как состоял из зеленых аркад, окружавших небольшой овальный остров. Аркады очень прозрачны, и даже промежутки между ними заполнены не трельяжем, а редкими перекладинами, размеры найдены удивительно и говорят о мастерстве XVIII в., кажущемся теперь волшебством.

 

Только эту деталь парка и, возможно, так называемый «амфитеатр» можно считать связанными с архитектурной деятельностью Гонзаго. Самое лучшее он сделал там как декоратор. Основным его приемом было создание таких же совершенных перспектив, как те, которые восхищали театральных зрителей. Гонзаго и в парке стремился завлекать взоры все дальше и дальше, но, в отличие от неизменяемости театральной декорации, старался по возможности достичь смены впечатлений во время прогулки. Однако он отказался и от наполнения парка различными увеселительными постройками, и от сооружения увеселительных построек для усиления неожиданностей, достигаемых изменениями пейзажа.

 

В лучших частях парка почва плоская, деревья — почти те же, что и везде кругом, не видно ни одной постройки, а красота достигается расположением групп деревьев, так что получаются все время новые и новые сочетания, хотя и не неожиданные, но полные прелести. Группы эти вообще довольно крупны и частью ради осушки, а частью, чтобы предупредить разрастание, охвачены канавами. Между ними раскинуты одинокие деревья, преимущественно сосны и березы, так как на свободе они дают очень красивый контур, дополняющий перспективы своими определенными пятнами. Результаты, полученные Гонзаго, превосходят все, что сделано остальными устроителями пейзажных парков. К сожалению, они не оценены до сих пор и частью уже испорчены бурями и временем. Между тем не только следовало бы подробно изучить их, но даже на основании их изменить приемы устройства пейзажных парков и, главное, понять, что пейзажный парк требует еще большей выработки плана, еще более долгой работы устроителя, чем парк архитектурный.

http://dachivod.ru/moj-ogorod/gonzago-velikij-arxitektor-ant...

Картина дня

наверх